Духовное сердце

Мистический кардиоцентризм – тема, запечатанная адаптационной перелепкой. Между тем, перетекание составов Грааля в бессмертных телах, евхаристические токи, процессы созерцания и боговидения регулирует духовное сердце.

Богомильский концептуал духовного сердца не имеет ничего общего с космической анахатой, ‘сердечной чакрой’ (принадлежащей астральному телу), как и с римской доктриной Непорочного сердца Марии. Тайну кардиоцентризма знает AMDH, гиперборейская архетипическая Краса, Макоши, Богоматерь Универсума.

Духовное сердце существует от рождения первого теоантропоса.

Сердце координирует бессмертные тела, восхождение и нисхождение по лестнице обожения.

В чаше сердца горячая кровь Божества (Последняя капля Всевышнего) перетекает в человека.

Чаша сердца, сосуд Божества

В архитектонике богочеловека сердце – чаша Грааля, принявшая образ 144-х внутренних замков.

Пульсирующий в духовном сердце крест, объятый окружностями – сверхчувствительный ауриламический вход во внутренний Грааль.

Войдя, можно достичь сокровенного 145-го замка Аурилама – с мирровым составом Всевышнего.

Бельцы и белицы Белой церкви понимали богочеловека как сосуд Всевышнего, наполняемый до краев божественной субстанцией: божественным мирро, божественной водой, божественным молоком, божественными травами, божественными жидкостями, божественными мыслями…

По сути, человек слеплен по образу духовного сердца (!). Основание – земля, затем ствол, восхищающий в горний мир, и венчающая все полнота: чаша сердца, сосуд Божества.

Антропология духовного сердца

Древние считали: в духовном сердце находится глубинное сознание. Человек счастлив и водим свыше, если его ум опущен в сердце (деятельность ума согласна с деятельностью сердца), как учили древние отцы. Рассудок вне сердца оправдывает зло.

У сердца своя интонация, своя нота. Свое письмо. Своя библиотека. Своя мистическая кладовая…

Свой ум, первичный по отношению к головному уму.

Свое зрение: духовное видение божественного мира помимо физического зрения.

Свое бытие: сердце обитает в духовном мире, несмотря на трехмерную доминанту окружающего.

Свой слух, слышащий гласы божеств.

Своя духовная совесть, взывающая к обожению и браку с Божеством, и совестный алтарь последней правды. (Боже упаси, если атрофируется нерв совести, внутренний голос последней правды!)

Свои духовные уста, славящие доброго Отца.

Своя кресола, тысячами нитей-антеннок связывающая с другими живыми существами на Земле и в прочих обитаемых мирах.

Свой лик: у лица – внешность, а у сердца – лик (лицо духовного сердца). Сердечный ум изрекает тайны сердечными устами, на особом языке сердца – и тогда вместо лица в нас проявляется божественный лик.

Существуют скрижали сердца[1]: на них отражается и в конечном счете запечатляется лик Божества. И тогда божества начинают пантеонно хороводить во внутреннем мире…

Непреложное девство

Условие духостяжательных высот, открывающих сердце – непреложное, бескомпромиссное девство.

Сердечный разум (ум, опущенный в сердце) неотделим от девства. Только чистое сердце соответствует законам универсума – для чего и необходимы ступени катарсиса.

Перелепленным адамитам не подвластны мирровые токи, бессмертные составы… В мрачной и сырой пещере поврежденного сердца не может зажечься сердечная свеча миннэ.

Понадобится посвящение Премудрости. Нужно 1) принять учение о перелепке, 2) вспомнить мнемонической памятью о своем божественном происхождении, об Отце чистой любви; 3) пользуясь стирающим жезлом в актах соборного экзорцизма отвергнуть химеры, наветы, западни и воронки князя мира сего.

Потребуется 4) осознать, что такое духовное сердце. Затем оно должно 5) открыться и начать 6) проявлять себя в спектре внутренних замков… Тогда проявится мнемоническая память и способность к переживанию неизреченных миннических блаженств.

Необходимо достичь ступени чистого, а затем совершенного; принять Белую церковь и сокровища солнечной Гипербореи – чтобы в открытом сердце заструились горячие медовые потоки теплоты святых. Ее на вес золота ценили белые старцы. Когда духовная теплота растекалась по замкам духовного сердца, души входили в неизреченный покой и блаженство…

Три солнечных сердца

Древние славяне, наследники Гипербореи, полагали: существуют три типа сердца: каледаo, ра и хорст.

1) Каледа, как бы юный бог-солнце, – младенческое сердечко: наивное, детское, невеликое размером, маловместительное.

2) У зрелого человека сердце расширяется, обретает свой ум, масштаб. Имя ему Ра (имя бога Солнца).

3) За зрелостью наступает старчество. Сердце старца – хорст (от божественных имен Хор, Хорст, Хрестос[2]) – продолжение бога Хорста, миллионоочитой колесницы добрых христов. Сердце старца, жертвующее собой ради ближнего.

Сердце в орбитах духовного солнца

В орбитах духовного солнца сердце имеет четыре фазы: жертвенное, сочетанное, переходящее, сочетающее.

Человек должен быть жертвенным, сострадательным, учат люди добрые. Частицы Хорста-Хрестоса во внутреннем жертвуют собой, отдавая себя ради восстановления больного органа, частей, подвергшихся порче. Так поступает и боном.

Когда очищается человек и начинает жертвовать собой из любви, духовные силы его утысячеряются. Все больше становится он переходящим, сочетающимся – соборным христом.

Cоборование и христосование в гиперборейском оригинале

Духовное сердце обладает потенциалом соборности. Тысячами миниатюрных, едва видимых волосков-антенок ищет сочетаться со всем человечеством: собороваться Духом Светлосвятым.

Соборование и христосование – важные понятия, заимствованные из гиперборейского словаря. Ничего общего с ритуальными терминами ортодоксии! Две ступени на пути белых корабелов. Два условия стяжания архетипичных, всечеловеческих, вселенских блаженств.

В гиперборейском оригинале ‘собороваться’ означало стать соборной личностью: сочетаться вначале с ближними, потом с дальними, а однажды – со всеми в мире.

Сердце становится соборным, когда увенчивается венцом чистоты. Как только на антенки сердца налипает преступная похотливая, наркоманная грязь, они превращаются в щупальца осьминога, притягивая худшую нечистоту.

Христос – Царь обоживающий. Богомильское христосование – не пасхальные поцелуи ‘Христа ради’, а дивинизация: полностью, 100 из 100, высвобожденный божественный потенциал.

Очищая душу катартическим жезлом, блаженнейшая блаженных Богоматерь соборует душу = приобщает к пантеону святых, а затем христосует = делает малым, а затем великим христом. Так и совершается усыновление Христу и Божией Матери.

Кардиопотенциал человека пока не раскрыт. Но богомилы издревле знали сердце, сияющее как солнце!


[1] - Пятая книга российского Откровения Божией Матери блаженному Иоанну (1989) так и называлась: ‘На скрижалях сердца’.
[2] - Самая древняя из дошедших до нас христианских надписей (318 г.) – над дверью деревенского дома в Сирии, где собирались христиане-маркиониты, гласит: ‘Господь и Спаситель Иисус Хрестос’ (не Христос!). По-гречески ‘Христос’ соответствует еврейскому ‘мессия’ – так писали те, кто хотел видеть в Сыне Божием иудейского мессию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *