Хороводы катарифян



1 Откровение блаженному Иоанну Богомилу о непорочной цивилизации людей добрых…

2 В тонком сне вижу себя среди людей добрых. Назвали себя катарифянами – богомилы, насельники древнейших белых скитов на территории Сибири, Волго-Дона и современной Европы.

3 Увидев меня, собрались большой семьей: 30-40 человек. Благообразнейшие – от молодых (парубки чистые и дивчины прекрасные) до глубоких стариков 150-200-летних.

4 Держались больше мужчины с мужчинами, женщины с женщинами: матери с матерями, отцы с отцами.

закладка | к содержанию ↑

Угощения

5 Посадили за стол, стали расспрашивать и угощать нескончаемо – куличами сладкими да пирогами не мясными и не рыбными, а наподобие соевых, неземного состава и консистенции. Рецепты их давно утрачены.

6 Выносили огромные (метр на два) коробки со сладостями. На столах стояли разноцветные стеклянные графины с изумительного вкуса напитками из трав и каких-то питательных веществ – тоже, по-видимому, неземного происхождения.

7 Все, на что падал мой взгляд, тотчас подносили и подавали.

закладка | к содержанию ↑

Трапеза как элемент божественной евхаристии

8 Основная категория того времени: избыток. Отец настолько добр и щедр, что его даров хватало для всех нуждающихся. Если кто-то получал, например, пищу земную или премудрость божию – тотчас делился дарами, поскольку Божество подавало преизобильно.

9 Чудесные избыточествующие трапезы были так же прекрасны, как хороводы, и подобно хороводам составляли элемент божественной евхаристии. Под евхаристией понималось не ритуальное вкушение из чаши, а ‘трапезы божеств’, как их называли.

10 Богочеловеки садились за мессианистические трапезные столы и вкушали из неупиваемых чаш несъедаемые яства. Блаженство было несказанно! Каждое блюдо несло печать премудрости, открывающейся с небес и запечатляемой на внутреннем белом экране.

закладка | к содержанию ↑

Холсты

11 Их искусства оставляли неизгладимое впечатление. Ничего подобного я не видел. Невероятная красота притягивала сильнее любой иконы.

12 С виду холсты напоминали работу реставратора над иконами, но изображались на них не божественные лики, а мистические символы и образы теогамической духовности: терема, замки и хоромы, женщины в сарафанах и чепцах, расписные скамейки да столы… Во всем сквозила божественная святость и бросающаяся в глаза архетипическая доброта.

13 Техника создания холстов была особой. Их крепили на дереве с помощью специальной лепки, затем наносили письмо, после чего пропитывали таинственными белыми составами.

14 Чем дальше, тем более таинственными были холсты – несказанной красоты, чистоты и притягательности. Я мало что понимал, но душа тянулась к ним и говорила свое архетипическое ‘да, да, да’. Благодать захлестывала, сердце раскрывалось на всю вселенную, и я просил: ‘Покажите еще!’

15 Они откликались на все мои просьбы, ни в чем не отказывали. Сколько просил, столько и приносили. Ешь – сколько можешь. Смотри – пока не устанешь.

16 Мне захотелось увезти с собой их работы: ‘У меня несколько тысяч дорогих детей. Мы живем общей доброй семьей’… И по своей наивности имел неосторожность спросить: ‘Сколько будут стоить ваши холсты?’

17 Хозяева крайне смутились. Пояснили: деньги воспринимаются ими как чудовищная порча, гибельная для любой цивилизации. Связываться с деньгами, заниматься куплей-продажей для катарифян было равносильно осквернению. Не было у них купцов, меновых операций, рынков и бирж. Люди занимались сельским хозяйством, ремеслом, художественным творчеством…

закладка | к содержанию ↑

Чем больше отдаешь, тем больше обретаешь

18 Опять стали потчевать меня чудесной выпечкой. Дали с собой полную корзину: ‘Бери, сколько сможешь унести’. Я сказал, что не могу много взять. Тогда снарядили тройку прекрасных белых коней и нагрузили целый воз куличей, пирогов, кулинарных роскошеств и, главное, дивных холстов-икон.

19 Основная черта той жизни – умонепостижимая доброта. Нескончаемая, превосходящая, больше той которую можно представить, трансцендентная настоящему миропорядку. В их глазах плескалось море доброты, чистоты и мира.

20 Отдавали всё: ‘Наш Боженька добрый. Дает и для гостей. Чем больше отдаешь, тем больше обретаешь. У нас ничего не портится, но грех не отдать. Ешь на здоровье’.

21 Другое, что бросалось в глаза – изумительная чистота и простота, которая потрясала и тотчас покоряла.

закладка | к содержанию ↑

Хороводы

22 Перед тем как водить звездочные хороводы, облекались в особые одежды. Женщины надевали двойные, с полами до земли расписные голубые сарафаны и длинные платья с платками. Второй платок накрывал голову. Мужчины были в холщовых бордового цвета рубахах.

23 Как хороводили катарифяне!

24 Вначале встречались, христосовались, кумовались, кланялись до земли, преподносили поцелуй мира. Затем становились в цепочки по 8–10 человек, обняв друг друга за плечи. Несколько цепочек образовывали звездочку. Соединившись в звездочки, описывали круги.

25 Кружение символизировало круговерти богомильского креста. Постепенно звездочный хоровод превращался в солнце, и все восхищались в солнечные миры. Лица излучали тончайший трепет. Кружась, сочетались в одно целое и, казалось, собеседовали. Впадали в экстаз, переживали чудесные блаженства, брачные шествия с божествами… Хороводы питали, наполняли, нескончаемо радовали.

26 Экстатические блаженства предполагали выход в Правь, в пакибытийные сферы – но не с помощью шаманских заклинаний, как представляет ущербное сознание 84-й смешанной, а экстатическим легким полетом, куда катарифян вовлекали старцы, имеющие опыт длительных блаженно-летаргических восхищений.

27 Сейчас такие хороводы водить невозможно. Утрачено девственно-невинное сознание, которое было присуще в давние времена людям добрым божиим – богомилам и бел-корабелам.

28 Сначала меня не приглашали в хороводы, наблюдал со стороны. А когда звездочка хоровода приблизилась ко мне, как бы ненавязчиво вовлекли в нее… Так поступали с неофитом, гостем, пришельцем: захватывали в хоровод, чтобы передать переживаемые экстатические блаженства, и затем отпускали.

29 Услышав мое имя (Вениамин), стали обращаться ко мне Амини Бонами – так перевели мое ветхое имя на хороводный язык.

30 Язык связывался для них с хороводением. Начав говорить, тотчас водили хороводы и впадали в изумительно сладчайшее экстатическое состояние, которое можно испытать только в хороводе.

закладка | к содержанию ↑

Множество добрых духов

31 Катарифяне были окружены добрыми духами, которые помогали устраивать жизнь и быт. Таких духов было великое множество, и гипербореи знали их по именам.

32 Духи не вызывали подозрений. Не было и мысли, что дух-собеседник может оказаться супротивным и лукавым. Злых духов вообще не было – жили где-то на болотах и не дерзали приближаться.

Мати добрая Шира

33 Катарифяне, наследуя сибирским гипербореям, знали больше 200 божеств. Это были их бонами, учителя. Каждое божество открывало свои ипостасные свойства доброты.

34 Поклонялись добрым Отцу и Матери. Матерь Божию называли по имени реки: Шира (Добрая) – гиперборейский эквивалент Марии: добрая Мать-проявленница, Медиатриса. Она проявляла божественный мир Прави – мир бессмертия, куда уходили предки.

35 Я спросил о Божией Матери, и услышал ответ:

36 – Она и есть наша Мать. Вы ее знаете искаженно, понаслышке. Она не отходит от нас, в гости к нам ходит, а мы – к ней ходоки. Пока Мати добрая Шира с нами, мы счастливы и блаженны. Когда она оставит мир, мы уйдем с ней.

37 Так и произошло. Мати Шира оставила мир, и катарифяне, белые корабелы, сибирские гипербореи ушли следом. Без Богоматери жизнь на земле была для них невозможна.

закладка | к содержанию ↑

Явь – проявленность Прави

38 Первичной реальностью считалась Правь пакибытия. В эту царскую кладовую-сокровищницу уходило всё лучшее, где слагалось чудесными музыкальными сагами, светлейшими тайнами и затем проявлялось в виде благоуханных свитков. ‘Ты учишь из наших книг’, – говорили мне. Проявленность – Правь, ставшая Явью.

39 Люди обладали даром читать на белом экране. Правь пакибытия была для них более чем реальной. Туда уходили предки, там обитали божества…

40 Как можно было править миром? В Прави, проявленной в Яви, в ее свитках, цветах, предметах, тайнах…

закладка | к содержанию ↑

‘Дом наш на небе жилом’

41 Жили большой семьей. Община в 20-30 человек называлась родней. Я не видел, чтобы они находились порознь и тем более поодиночке – постоянно вместе. Печек в домах не было. Тепло исходило от других, неземных, наверное, очагов.

42 Жили благоговейно. Воздухи в их зауральских деревнях были чистыми, люди – наивными, невинными, светлыми, чистыми, мирными и добрыми.

43 Приносили обеты девства. Похоти не существовало даже в браке. Зачатие было тайной, открываемой только особым посвященным, которые умножали семью.

44 Доброго Бога звали Добрыней Никифоровичем, Добрыней Тимофеичем. Такими же именами величали себя и своих предков.

45 Уделы ушедших были светлейшими. Кто чист, жил вечно и не умирал. Говорили: ‘Дом наш там, на небе жилом’.

46 Человек был транспаративно просвечивающим. Прекрасные письмена проявлялись как живое письмо на приготовленном холсте. Таинственные свитки запечатлялись во внутреннем – на внутренних холстах, для чего искали экстатического умиленного состояния блаженства в песнопениях или хороводениях.

закладка | к содержанию ↑

Добрые птицы и животные

47 …Видел я огромных ручных птиц, изумительно добрых и мудрых (современные птицы, даже домашние, лишены доброты и тем более мудрости). Весь чудесный живой мир говорил на непонятном языке, дышал неизъяснимой солнечной музыкальной добротой моцартовско-бетховенских адажио.

48 Животные служили людям. Они не походили на апокалиптических льва или телицу, но относились к незнакомым нам видам, являвшим ипостаси доброго Божества и Премудрости. Птицы были человекообразны, а люди – подобны птицам…

49 У катарифян я впервые понял, что такое метемпсихоз. Ушедшие ближние возвращались в облике добрейших животных и в этом образе продолжали служить оставшимся на земле. Воплотиться, скажем, домашним тигром или конем было не меньшей честью, чем прийти в образе человека.

закладка | к содержанию ↑

Священные сны

50 Жизнь длилась 150-200 лет и могла продолжаться до тысячи, если старец или старица переходили в афтарсию.

51 Достигшим афтартического обновления открывались великие тайны. Могли становиться невидимыми, уходить в иные миры и общаться с усопшими… Это называлось блаженными священными снами.

52 Каждый сон мог длиться несколько минут или годы. Время погружения старца общины в такую священнолетаргию считалось сакральным. Прекращалась какая-либо деятельность – ожидались дары с небес. Старец был окружен атмосферой блаженного трепета.

53 Из мира усопших старцы приносили мудрые советы, а также продукты, цветы, свитки, холсты… Несли дивный мир – жизнь своих святых предков.

54 Самое поразительное – налаженная связь между живыми и усопшими. Захоронения были открытыми, чтобы усопшие могли выходить из гробниц и свободно посещать в тонких телах своих близких, родню. Если родственники не отпускали их в царствие, блаженные предки продолжали навещать живых – пока не исполнялась мера. Когда уставали те и другие, усопших отпускали с миром, и они обещали возвращаться.

55 Общение с усопшими как с живыми (в это время живые становились как усопшие, погружаясь в божественный экстатический сон) переводило в порядок афтарсии, вечности. Катарифяне называли это явь во сне, объясняя:

56 – Проявленная Правь – явь в тонком сне. А у вас – сон наяву, небыль.

57 Возвращение старца сопровождалось тем, что катарифяне ценили выше всего – откровениями великих тайн. Белой пыльцой они постепенно осаждались во внутренних замках.

58 Белые старцы составляли пантеон Бел-Бога. Им оказывали почтение как живым божествам. Уходили в Правь в литургическо-экстатических восхищениях и возвращались оттуда с ганнами, священными рукописями-свитками, которые затем читались в словесных воскурениях.

59 Чтение ганн с дальнейшими их комментариями было изумительным занятием и доставляло душам экстатические блаженства.

60 Ганнами были и те божественные свитки, которые Божия Матерь простирала передо мной на Соловьиной горе. Преподносимые на таинственных небесных языках, они затем проявляются как письмо –

проявленность Прави
и Alma Mater Dei et Humani,
дар о.Иоанну как мастеру бонами.

закладка | к содержанию ↑

Проявители небесных текстов

61 Катарифяне, читая вслух священные книги и священное письмо, впадали в экстатическое блаженство, сопровождающееся песнопениями.

62 Бел-старцы, ведущие духовные упражнения, считали, что для понимания свитков необходимо войти в Правь, в пакибытие. Только там можно прочесть проявленный текст, как они его называли.

63 Были старцы-проявители, которые имели пророческие харизмы проявлять небесные тексты, раскрываемые добрейшими божествами как белые свитки в царствии.

закладка | к содержанию ↑

Священные свитки, живые и всегда новые

64 Среди катарифян существовало множество разных толков (священное слово; черные блудодеи позднее обозвали толки ‘сектами’).

65 Толки – поскольку толковали священные свитки, живые и всегда новые. Катарифянам был неведом порядок издававшегося в тысячах экземпляров статичного архаичного письма, каким оно стало после изобретения книгопечатания. Толкователи обладали даром перевода с небесного языка на земной. Дар этот утрачен и будет возвращен в богочеловечестве.

66 Одни и те же тексты сообщались в разные общины, и были разнотолки. Но ни соревновательности, ни хищи, ни зависти, ни борьбы за власть не было между ними. Никакого зла, никакой тьмы. Между небесными проявителями Прави всегда царил мир.

20
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *